Целуй и знакомься ижевск

Александр Солженицын. Раковый корпус

Целуй и Знакомься. Прочее, 1 участников. уже играют – самая популярная игра в бутылочку. Общайся, целуйся, знакомься и дари. в игре Целуй и Знакомься. 9 сен. Теперь я могу дарить Шляпка! •••. Хочешь так же? Хочу! Комментировать0. 0. Класс0. - -. в игре Целуй и Знакомься. 2 сен. Целуй и Знакомься - список подписчиков. Целуй и Знакомься › Подписчики. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 . Максим Пушин. 24 года, Ижевск, Россия.

Зайдя в кабинет с материалом той самой значимости, Елена не собиралась изменять Толику, который к тому моменту был у нее первым и единственным.

Она просто была ошарашена тем, что, оказывается, в сексе бывает, что мужчина работает не только на себя, но и на партнершу. Роман с главным редактором был засекречен до последнего шороха.

А когда он умер, Елена увидела на похоронах немолодую, очень красивую жену. В силу чего она оказывалась совершенством для пожилой мужской психофизиологии. Изгнан первый муж Толик был, когда получил спортивную травму и положенный при ней массаж; а неожиданно пришедшая Елена — голую массажистку в собственной постели.

У тебя одно на уме! Я ей показывал… специальный спортивный массаж… я просто на ней показывал… А массажистка молча и ловко впрыгивала в нижнее белье, стараясь не приближаться к Елене ближе двух метров.

Через неделю он заявился забрать крупногабаритные вещи. Вынес и вывез все, что смог, а напоследок сказал: Из-за того, что ты разрушила нашу семью, я не дам на ребенка ни копейки, хоть тресни! В родильном доме есть выражения: Как всякая молодая первозамужка, она долго ревела на фразу: Как он ее добивался, как очумело заталкивал среди дня при ребенке в ванную и говорил: Естественно, в самый интересный момент приехал автобус, которого уже не ждали. И в него пришлось садиться под толстым слоем пассажирских взглядов с вишневым от стыда лицом, потому что следующего автобуса уже совсем не ждали… Теперь, с высоты рушащегося третьего брака, она понимала, что реветь-то надо было на фразу: Он был золотой по трезвому делу, обожал Лидочку, помогал ей делать уроки, вылизывал дом, трахался как бог; но когда напивался, превращался в грустное слюнявое животное.

Елена не могла понять, как он, в совершенно невменяемом состоянии, добирается до дома через всю Москву, аккуратно развязывает шнурки на ботинках, вешает одежду и валится как сноп. А потом громко храпит и булькает горлом, и утром встает с физиономией, словно по ней всю ночь молотили валенком. Водила его по противоалкогольным врачам и аферистам, выливала у него на глазах бутылку водки в раковину, молила, просила, грозила… Терпела семь лет потому, что в постели ему равных не.

Чуял бабу, подлец, как музыкальный инструмент — мог на ней сыграть все, от чижика-пыжика до Первого концерта Чайковского даже по пьяному делу… Разлука с Филиппом стала плановым мероприятием. После Толика Елена планово меняла работы и прически, планово бросала курить, планово шла на курсы английского, планово расставалась с предававшими подругами. Она не могла позволить себе жить иначе, потому что Лида и родители были на ней.

Так что однажды утром Филипп обнаружил свои вещи собранными, Елена развела руками и сказала: Филипп молча пошел в ванную, долго умывался, фыркал и пил воду из крана.

Потом сел напротив собранных чемоданов, скрестил смуглые накачанные руки на груди, посмотрев мутными, как у несвежей рыбы, похмельными глазами, и сказал: Тебе наплевать на Лиду! И знай, ты никогда мне не нравилась как женщина! Поскольку Елена была уже немолодая второзамужка, то встретила эти слова не слезами, как с Толиком, а здоровым смехом: Удивительно, что при всей своей разности Толик и Филипп заканчивали брак одним почерком: И вот, Караванов… Кто бы мог подумать?

Сейчас именно трогательный пухленький Караванов, выпрямившись, стоял перед ней в позе уездного священника и многозначительно повторял: Елена подумала, что он свихнулся, потому что они жили и ворковали, как две гули; а прошлые две жены чуть ли не пинали его ногами. Ты ведешь себя так, словно я ребенок!

Ты все время все решаешь, все проверяешь за мной! Я устал от этого! Куда и во сколько я прихожу! Когда и как я отдыхаю! Я всегда и во всем чувствую себя виноватым! У меня даже нет своего письменного стола в квартире! Все устройство быта под твоим контролем, мне нет щелочки! Мне не нравится наша квартира! Мне неудобно так жить! Вся жизнь под твоим абсолютным контролем! Меня разрушает, что я ежедневно вынужден допускать вещи, не комфортные.

И при этом я ни разу не встретил с твоей стороны никакой готовности пойти мне навстречу! Разговоры о том, что мне нужна удобная для работы лампа, идут два года! Увы, Караванову по части дизайна медведь наступил на ухо. Ради меня ты ни на что не готова! Я не могу приглашать своих знакомых домой, потому что ты не можешь никого впустить без накрытого стола со свечами и салфетками!

Или я тут не живу? Или я тут никто? На хождение в гости, в публичные места! Караванов, ты не сделал карьеру, потому что не научился двум вещам: Это ты все время комплексовала таким жалким мужем.

Следующая тема как раз об этом! Когда Караванов уходил от прежней жены, он оставил ей все не потому, что был самой щедростью, а потому что боялся. Прежняя жена от неожиданности его ухода к Елене намекнула на суицид, а на следующий день пришла в себя и намекала только на собственность. Самые главные решения, которые Караванов принимал в жизни, были решения о разводах.

Автоклик #1 для Целуй и Знакомься

Он принимал их на трезвую голову, потом напивался и уходил крадучись. Короче, от квартиры прежней жены, половина которой честно принадлежала Караванову, в Еленину семью не отломилось. В результате, конечно, не получилось ни суицида, ни комнаты… Это бы ладно, так по приходу Караванова возник еще и Толик, когда-то прописавший в эту квартиру мать. И если Толику было в лом выяснять отношения с Филиппом, потому что бывший морской волк, независимо от количества выпитого, мог уделать его любым подвернувшимся тяжелым предметом, то вид Караванова привел Толика в возбуждение.

Трогательный Караванов был для него как кусок торта. Отравить Еленину жизнь с Каравановым, вселившись в одну комнату с Лидочкой, Толик не решился, хотя и обещал. Но аккуратно перевез свою мать из провинции прямо в комнату внучки. Под это они с Каравановым церемонно заключили пакт о ненападении. Толик предложил, что его мать пропишет Караванова за то, что тот через год получит для нее от работы однокомнатную квартиру.

Караванов важно согласился, полагая, что если начальник отдела министерства, в котором он служил тогда, получил квартиру, то ему, Караванову, это раз плюнуть. Люди обижались на то, что за таким добропорядочным безуховским фасадом оказывается такая несобранность, безответственность и неспособность к психологической мобилизации. Видимо, Караванова очень сильно прессовали все детство, и теперь по жизни он делал только то, что было ему интересно.

И даже находил в себе мужество этим гордиться, имея в разных браках двух слабо долюбленных и слабо обеспеченных детей. Елена видела все это, но влюбилась… Прикинула, что опытной рукой отшлифует каравановские хорошие данные. Да и вообще… он чем-то напоминал ее молодого отца. Особенно когда она лежала с легкой температурой, а Караванов сидел в полутемной комнате за компьютером.

Профиль расплывался в температурной дымке, становился совсем схожим с отцовским, и она капризно тянула: Он был золотым, когда нужна была помощь в сфере милосердия. Когда болела, попадала в аварию, вылетала с работы, когда надо было делать уколы, ходить разбираться с Лидиными учителями или проведывать капризных родителей.

Но лажал в базовых ситуациях, и Елена долго не могла прийти в себя от того, с какой легкостью он это делал. Первой лажей, конечно, была история с квартирой. Юная Лида, стиснув зубы, приготовилась стерпеть бабушку в собственной комнате во имя нового маминого брака.

Бабушка была не фактическая, а генеалогическая. До переселения внучка ей сто лет не снилась; но, видимо, новая жена Толика так гоняла ее по веткам, что старуха за однокомнатную квартиру решилась годик прикинуться бабушкой. Понимала она это так, что надо лезть во все дела ребенка. Все были уверены, что это на год, и пытались относиться к этому как к цирку. Однако в течение года Караванову не только ничего не дали, но и ничего не пообещали.

  • Целуй и Знакомься
  • Курс чудес
  • Мои роды в Московском Областном Перинатальном Центре 14.12.2011 г.

Он героически перешел в частную компанию и подрядился на огромный проект. Там мало платили, но предложили загородный коттедж и служебную машину, а главное — пообещали кредит на квартиру. Елена ненавидела подмосковный кайф, на котором помешались новые русские, но честно дышала воздухом и скучала по подружкам, чтобы Лида жила в отдельной комнате.

Когда через три года их выставили из коттеджа домой без всякого кредита, Елена всерьез задумалась. Она уже притерлась к особенностям брака с Каравановым и начинала потихоньку понимать, что иллюзии про каравановское плечо, за которым можно отсидеться в особенностях новой экономики, надо засунуть ровно туда, откуда она их вытащила.

Думать о следующем муже, когда квартирный вопрос каменной глыбой висел над головой, Елена не могла. Она и о любовнике-то не думала, хотя постельные отношения резко поползли по швам. Кроме них, в просторном коттедже жили еще три семьи сотрудников, и Караванов, как пожизненно виноватый, по вечерам мел перед ними хвостом. Или пил с мужьями, или судачил с женами, и приходил уже не особенно кондиционным для использования по прямому назначению.

То есть кое-как проблемы решались, но праздничные ночи первых лет сменились оздоровительными буднями. Елена пыталась поменять работу, найти кредит, подработать на размен, сесть на режим жесткой экономии, но ничего не получалось. Перед месячными, когда ресурс организма истощался, она закатывала Караванову дежурную истерику, и он с дежурно обиженным видом предлагал найти мужа покруче.

Лида уже готова была подсыпать кровной бабушке цианистого калия, но высказать правду Караванову не смела. Она, как и Елена, считала, что после Толика и Филиппа Караванов все-таки солнце, имеющее на себе отдельные пятна. А Елена думала и грезила о квартире, как девушки думают на ночь о женихах, взрослые женщины — о любовниках, а пожилые… о внуках. В этой кутерьме прошло еще несколько лет. Елена пахала, бабка доставала всех, Лидочка ночевала у подруг и рано взявшихся бойфрендов, а Караванов сутками сидел на работе.

Нельзя сказать, что при этом он сильно двигался по служебной лестнице, но зато имел одну, но пламенную страсть: С одной стороны, это выглядело вопиюще: С другой стороны, Елена любила.

Она балдела от того, как он выглядит, двигается, говорит, острит, улыбается, покупает ее самую любимую еду и старается угодить в быту. А Толика все устраивало. Как истинный джентльмен, он не давал денег ни на дочку, ни на мать… все-таки определил ее в семью.

В редкие визиты Толик с Каравановым чинно пили чай на кухне и ругали дикие экономические времена. Елена зверела от этой благостной сцены. Ей, конечно, не хотелось, чтобы они поубивали друг друга, но она бы с удовольствием стала свидетельницей диалога: Сколько лет ты меня и свою семью с квартирой накалываешь? Я ведь тебе поверил как честному человеку и помог прописаться! За сколько лет не дал ни копейки на дочку, да еще и мать нам на шею посадил!

Застукала тебя баба, выгнала, так отцепись от квартиры! Но я, по сути, кормлю твою дочь… Однако диалог этот был невозможен, поскольку Еленины мужья словно были членами одного профсоюза, и корпоративная этика вынуждала их прощать друг другу проступки за счет общей жены. Елена убиралась в ее комнате, когда знакомый птичий почерк оказался в ее руках, и она, не раздумывая, начала читать, а потом показала Лиде.

Письмо было по горячим следам Толикова изгнания. Елена в очередной раз обалдела от того, что взрослый мужик не способен быть взрослым даже в письме к собственной матери. Она точно знала, что ее интерес был бескорыстным, иначе ни на йоту не двинулась бы в эту сторону. Просто увидела по телевизору интервью с классным мужиком, и у нее внутри все отозвалось. А тут в кухню вошел Караванов и презрительно сказал: Не человек — танкер… Эх, сволочь, заливает, лучше бы зарплату повысил… Уже через три дня Елена брала у него интервью.

Не для того, чтобы Караванову повысили зарплату, а для того, чтобы убедиться, что среди ее современников существуют внятные мужики, не ждущие, что все проблемы за них как-нибудь решит жена… …А меж тем кухонное шоу продолжалось. Караванов блестел глазами от выпитого, но не унимался: Но тем не менее все мои силы давно направлены на то, чтобы отбиваться от необоснованности подобных упреков.

Но это еще хуже! Потому что я все чувствую! И все мое внутреннее устройство переориентировалось на главную задачу — отбиться и уцелеть морально. Когда мы познакомились, ты не умел дарить подарков! Ты сразу сообщил об. Ты привез мне из Германии пробные духи по цене шубы!

Это из-за твоего ироничного тона я разучился танцевать, делать комплименты женщинам. Что ты, как пьяный мудак, топчешься на вечеринке с дешевой блядью, и вся твоя фирма с удовольствием наблюдает за моим лицом при этом?

Она никак не понимала, почему мужик в третьем браке не может организовать не хватающей ему эмоциональной части жизни так, чтобы никто этого не. Если действительно стал, я увижу! В воде ей всегда лучше думалось, но сейчас не думалось. Она даже забыла намазать на лицо любимую маску. Что все это значит, и какой бес вселился в Караванова?. Последнее время он был сильно задумчив и сильно покладист, но ей некогда было это анализировать. Видимо, всему виной ролевые игры, на которых он понял, что достоин лучшей жизни… Лучшей так лучшей, ради бога, хотя кому он особенно нужен в свой инфантильный полтинник?

Она вспомнила, как брала у него первое интервью, тщательно продумав одежду и макияж. Как с интонации в ответе на третий вопрос было слышно, что в финале он спросит: А в прощании — что он позвонит завтра. Чтобы склеить мужика, Елена никогда ничего не делала специально.

Она была совсем не кокетлива, просто, если хотела мужика, не силилась этого скрывать. У Егорычева были седые виски, элегантная бородка и очень мягкая манера говорить. Было видно, что он ровесник Караванова, но благодаря усилиям новорусского оздоровления выглядит моложе.

Он замечательный… Просто так вышло. Увидела тебя по телику и заинтересовалась, неужели в нашем климате вызревают ответственные мужики? Тебе, каким именно способом? Олигархом стать или президентом, чтоб тебя не разочаровать?

У меня двое старших на Западе учатся. А маленькая — с нянькой за городом сидит. Жене было скучно, я ей магазинчик купил, она теперь в нем бирюльки раскладывает. Ласки — деньги — взаимозачет. А журналистки, такие, как ты, редко приходят… Жена, естественно, не догадывается. Я ведь не просто так изменяю. Кажется, что все… Последнее уходит.

С душой, а не с потенцией проблема. Кажется, уже влюбиться не смогу… Кто-то из известных сказал: Разве она не стареет? У вас в эти годы словно обратный отсчет. Словно пропеллер в жопу вставляют! Глаза себе вокруг подшила, пошла на шейпинг, как девочка стала… Недавно спросила, не увеличить ли ей грудь?

Подружки увеличивают, ей тоже надо, хотя секс ей по барабану. А мне — как хлеб… Елена возвращалась домой без всякого вкуса измены. Ну так получилось… Оказывается, еще бывают парни, у которых правильно функционируют обе сигнальные системы. Пообещала Егорычеву привести или прислать готовое интервью по факсу и не планировала продолжения. Оно, собственно, и не было нужно, потому что, несмотря на трогательную придурковатость Караванова, она любила.

Когда Арлекин был котенком, Елена возилась и играла с. Когда вошел в сочный котячий возраст, не задумываясь отвезла к ветеринару. А когда на старости лет у него начинал портиться характер, он сипел и выпускал когти, Елена просто сокращала общение с. Наполнитель в кошачьем туалете поменяли? Пошел вон, ты линяешь! Последние годы она вставала по утрам позже Караванова. Даже просыпаясь, пока он возился на кухне, почему-то не вставала. И почему-то уже не тянулась к нему из постели с поцелуем.

И не просила капризным голосом, чтобы принес ей чаю с бутербродом… или с конфеткой. А когда за ним захлопывалась дверь, легко вспрыгивала с постели, чтобы подробно и радостно позавтракать в одиночестве. И в этот момент чувствовала себя вполне удачно замужней. К вечеру они встречались после работы и гуляли. Потом приходили, и один утыкался в компьютер, а другой в телевизор. Но чаще она уматывалась на журналистские тусовки, ужасно раздражающие. Могла прийти под утро: Ей было скучно с Каравановым каждый вечер, и праздничная мишура тусовок идеально припрятывала.

Да еще и давала чувство вины, что вот она такая неправильная. И это чувство вины раскалывало на очень чуткое поведение весь следующий день. И если Елена что-то хвалила, немедленно искал это в магазине. Если, не дай бог, заболевала, возился с ней как с малым ребенком, в отличие от Толика и Филиппа, которые нешибко понимали про болезни.

Первый очень уважал спортивную травму, а второй — тяжелое похмелье… Остальное считали притворством. А если что-то покупала, то целый день после этого оправдывалась вслух, что без этого уж никак было. Изображая нищету, развешивала в ванной свое перештопанное белье; Елена периодически зверела, выбрасывала его на помойку и покупала экс-свекрови новое.

После чего старуха целый день лежала, отвернувшись к стене, а потом звонила сыну с жалобами, которые ему были по фигу. В чем хочет, пусть в том и ходит.

Надо отчетливо разделить жизнь по комнатам… И Елене очень хотелось сказать: Моя дочь живет в одной комнате с этой камнеежкой из-за того, что ты слабый, слабый, слабый… Но брала себя в руки, вспоминая, что сама хотела такого после вечно орущего Толика и вечно угрюмого Филиппа. Если Караванов уезжал в командировку, она ровно день не находила себе места. А потом расправляла плечи, встряхивалась и становилась такой кокетливой, что к его возвращению словно приходилось складываться обратно в футляр.

Она еще любила Караванова, но уже избегала его дома. Словно от их соприкосновения каждую минуту могла начаться какая-то непоправимая химическая реакция. И получалось, что она любила того Караванова, который был в первой половине брака, и очень раздражалась присутствием Караванова из второй половины брака, потому что он мешал любить первого.

Берут след по команде. Успеть бы до восьми закончить текст и толком накрасить глаза! Ей было славно и уютно острить с ним в ресторане; мчаться на автомобиле, каждый раз неизвестно куда; заниматься добротным сексом, в котором не было ничего раздражающего, но и ничего запоминающегося. Караванов в постели был тоньше, умнее и трогательней; но от Егорычева шла спокойная сила, которой ей отчетливо не хватало в счастливом браке.

И когда встречи приобрели забронзовевшую регулярность, Елена спросила себя: Булькало примерно на рюмку. Похоже, у него начинается социальное пьянство. Еженедельник был для невкусной текучки; вкусную, типа тусовок, запоминала и. Вспомнила вчерашний разговор и, чтобы не разгадывать загадку второй раз, приписала через пояснение: Шум стоял как в оркестровой яме во время настройки инструментов. Елена долго привыкала к тому, что частное пространство надо огораживать не дверью, а ледяным взглядом.

Чтобы создать хоть какой-то оазис психологического уюта, посадила рядом с собой Катю. Когда сидела в сотах этого улья, в гомоне, стрекоте компьютерных клавиш, крике, хохоте, звоне чашек и скрипе передвигаемых стульев, казалось, что все они — открытый функционирующий безумный мозг, с которого сверху спилена черепная коробка. Отдельные кабинеты были только у главного и первого зама. Главный пожимал плечами на устройство редакции и вздыхал: Но говорят, теперь так модно… Замглавного, непонятно откуда взявшийся на газетном поле, страшно гордился, поскольку это была именно им выстраданная идея реконструкции здания.

А юридические дипломы знаешь, кто покупает? Это у них хороший тон считается… …Вечером позвонила модной психологине Карцевой, у которой в прошлом году брала интервью. Я задержусь в консультации. Что хочет стать большим и сильным, а меня загнать под плинтус? Да она умрет от хохота!

Тогда она не обратила на это внимания. Ей не пришло в голову, что, как честный офицер, она была обязана сказать: Да ты выглядишь на десять лет моложе. А она совершенно не чувствовала своих сорока пяти, можно сказать, неслась по жизни вприпрыжку.

Да, иногда, после восьми часов за компьютером начинала болеть спина. Да, надо было подналегать на кремы больше, чем раньше. Да, в магазине одежды она с жалостью проходила мимо какой-нибудь мандариновой блузки с блестками. Но в постель, в работу, отношения с близкими и самой собой пришла такая свобода, словно с нее сняли гири. И она совсем не хотела обратно в свои двадцать, тридцать, сорок… И ей казалось, что с Каравановым все происходит ровно так. Классически начинается у мужчин в 40, у женщин немного позже.

Про переходный возраст все понимаете? Мозги набекрень от того, что физиологическое напряжение от перестройки организма съедает все силы. И ему не хватает ресурса скрывать то, что ему тяжело и неприятно.

А у вас так никогда не было? Поэтому он потом в браке много лет сидит и молчит, вдруг вырастает, и как начнет говорить жене то, что причиталось маме… уже не остановишь. Как говорится, есть четыре этапа мужской жизни: К последнему кризису в старости одни приходят с ощущением исполненности задач, другие — с ощущением полного поражения… Но там уже нет сил и времени бунтовать… А здесь еще полно.

Просто его немного занесло! Просто ему зачем-то нужен семейный психолог, и я согласна выполнить его каприз. И рассчитываю, что вы, Елена, к этому времени осознаете, насколько серьезна ваша ситуация! Думала про то, что Карцева несла полный бред. И вообще психология — это не наука, а способ доставать деньги из неуверенных в себе людей. Потому что такие, как Елена, жесткой рукой рассортируют любой базар и вправят любой ситуационный вывих.

Она чувствовала себя хозяйкой жизни и полагала, что впереди всего лишь объемная грязная работа.

Семилетка поиска (fb2)

Ну примерно, как весной приезжать на заколоченную дачу, чтоб все перемывать и приводить в действующее состояние. Какие у нее были претензии к Караванову? Ну была одна… Правда, большая, огромная, ломовая… Ведь за все каравановские игры с однокомнатной квартирой шла многолетняя плата Лидочкиной психикой. Девочка должна была ежедневно созерцать в собственной комнате совершенно долбанутую бабушку.

Получалось, что дочь рассчитывается за то, что мама регулярно выходит замуж за придурков, но процесс уже был запущен и мог завершиться, только уперевшись носом в ту самую однокомнатную квартиру. Можно было в сердцах выгнать Караванова, но вопрос от этого не разрешался. Толик вцеплялся в материальные ценности как бульдог и уже сам не мог разжать челюсти. Мысль навсегда остаться в квартире с его мамашей, да еще и без Караванова, парализовала Елену и Лидочку больше, чем все остальные возможные варианты.

Ведь Караванов был обаяшка и примиряльщик, и умел развести разборку между женщинами в квартире волшебным голосом и приятной шуткой. Он был такой вечный сынок, перед всегда уместной трогательностью которого не могли устоять представительницы всех женских возрастных категорий. Елена все еще прикидывала варианты займа или новой работы за квартиру, хотя уже понимала, что играет с собой в прятки и ждет, когда ситуация разрешится каким-то совершенно невероятным способом.

Потому что пойти работать в глянцевый журнал, чтобы писать о светских тусовках и технологиях накачивания маленькой груди большим силиконом, не могла. Она считала себя серьезным журналистом, вносящим небольшой, но честный вклад в медленные изменения жизни в стране, и была совершенно не готова менять это на длинные стыдные для себя деньги.

Зюганов заявил о препятствиях при регистрации кандидатов КПРФ в губернаторы » КПРФ Ульяновск

Ну почему одним все, а другим ничего? Очень не хотелось говорить об. Егорычев был для нее отдушиной, другая жизнь с другим ритмом, с другой интонацией. Встречаясь с ним, словно переключала программу телевизора, перейдя с издерганных новостей на бархатную интонацию французского фильма.

Он иногда дарил ей парфюм и украшения, привезенные из других стран; но когда однажды деловито спросил: А мне не настолько плохо с тобой в постели, чтобы я брала за это деньги!

Кое-кто из недалеких подружек считал ее дурой набитой, но это не имело ни малейшего значения, поскольку Елена была личностно доразвитым экземпляром. Елена коротко, но раздраженно поведала про Толика, Филиппа; про то, как Караванову была обещана квартира, как он ее продул. Сразу после второй встречи с тобой вник в вопрос. И скажу тебе честно: Елена выдернула ладонь из его руки.

Она сначала долго не могла привыкнуть к присутствию водителя в машине, а потом в одночасье вдруг стало все равно. Твой должен подойти к нему и сказать: И Елена вдруг поняла, что вопрос с квартирой решен.

Но от этого стало не радостно, а муторно. Словно съела что-то нехорошее, а потом извалялась в грязи. И к тому же испугалась, что не знает, как себя вести. То ли бесхитростно чмокнуть его в щеку, что делала, получая дежурный флакон духов или побрякушку.

То ли промолчать… И, собираясь промолчать, неожиданно для себя проорала: И не бумажки в кабинете перебирал, а ежедневно рисковал жизнью всей семьи.

Ты думаешь, у меня просто так инфаркт был? Получалось, что после трех малахольных мужиков ей попался нормальный, и она мстит ему за их несостоятельность… …А вскоре случился день рождения Миронова. И Караванов получил приглашения. Было не очень понятно, почему он, когда не пригласили его начальника. А второго завалит Лариска -- по этой части она большой мастак. Её пациенты обычно даже пикнуть не успевают, как у них начнется жизнь после смерти, если верить сторонникам этой теории.

Но хорошо, что тревога была ложной. Встречающие оказались нормальными парнями, особенно всё время улыбавшийся симпатичный водитель. С челкой и казацкими усами он напоминал запорожского хохла -- вероятно, они там все такие здоровенные, чубатые и добродушные.

Во всяком случае так говорит дядя Петя, который сам из тех мест. Конечно, дядя Петя уже далеко не чубатый, но, судя по старинным фотографиям, был когда-то таким. Лене хотелось петь, смеяться и дурачиться и она возразила Ларисе: Я уже два часа вынашиваю мечту залезть под струю воды и мыться, мыться, мыться!

Споря, девушки проверяли ящики шкафа и небольшой сервант с посудой, чтобы там не было посторонних предметов. Во время осенней командировки в Колумбию, они обнаружили сюрприз в номере отеля, куда их поселили: Очень не хотелось, чтобы и здесь разбрасывали чудеса микроэлектроники.

В комнате посторонних предметов не нашли, однако следовало внимательно проверить торшер и люстру, и девушки громко шутили, чтобы не скучали те, кто, возможно, прослушивает комнату. Ни в торшере, ни в люстре, ни в телефоне девушки ничего не обнаружили, и это радовало. Всё-таки есть некоторые достоинства в недостатках отечественной радиопромышленности: А импортные подслушивающие устройства очень дороги. Только недолго, а то я тоже хочу. Шутливая перебранка их веселила, да и вообще, прогулка в Сибирь, в которой они никогда ещё не были, им пока доставляла удовольствие и новизну впечатлений.

Не успела Лена уйти в душ, как раздался стук в дверь: С этими девушками он никогда не работал, знал их поверхностно, да и то в основном по рассказам Васи Буланова.

Они получили квартиры в соседних подъездах дома, где жил он, и его жена, Маша, уже успела с ними познакомиться. Она составила о них хорошее мнение, но у Маши одни критерии, а у него. Генерал Овсянников, оказывается, знает девушек лично и просил их поберечь, на основании чего Федор сделал вывод, что они какие-то его родственницы. Это отнюдь не радовало: Отель, конечно, не пятизвёздочный, номер тоже не шикарный, но что же делать.

Раз поселили, придётся жить. А ты почему в одноместном решил поселиться? Трёхместных номеров разве в этой гостинице нет? Все втроём бы и жили. И экономия, опять. Ты охранял бы нас от назойливых кавалеров, а мы бы подтвердили Маше, что ты не водил к себе в номер посторонних женщин. Все женщины, мол, были. Федор понимал, что Лариса смеётся, и это его доставало больше. Он вообще никогда ни с какими девушками не работал и не сомневался, что ему будет трудно найти с ними общий язык.

Главное требование к подчинённым - это серьёзное отношение к делу и исполнительность, а что можно требовать от таких несерьёзных девчонок? Правда, Вася Буланов сказал напоследок, что работать с ними легко, но пока это не заметно. Недаром мне Буланов говорил, что с вами надо иметь не нервы, а стальные канаты.

Завтра утром в 7 часов прокатимся с ветерком по шоссе. Вечером в ресторан не спускаться, телевизор поздно не смотреть, выспаться и утром быть в форме. Будем бороться с грабежами и разбоем на дорогах. А здесь это зачем? Приказы же не обсуждаются, а выполняются. Ох, извините, товарищ майор. Фёдор махнул рукой и пошёл к себе в номер, понимая, что хлебнёт с ними ещё горя. Но сразу же вернулся, вспомнив о предстоящем отключении воды. Будут проводить так называемую опрессовку труб для испытания под большим давлением.

Но у нас нет никаких емкостей! Фёдор резко повернулся и играя желваками вышел, хлопнув дверью. Он не мог решить, как себя вести с этими девицами. Звонить в Москву и требовать, чтобы их отозвали, несолидно -- обвинят в истеричности. Но и сносить их ужимки и насмешки нелегко! Вышедшая из душа Лена с любопытством оглядела номер.

Рвался к тебе в душ, а я его не пускала. Сохранила, можно сказать, их семью. Кстати, Федя приказал, чтобы мы в ресторан вечером не спускались, телевизор поздно не смотрели. И, вообще, завтра утром в 7 часов едем на прогулку. С кем воюем в своём отечестве? Но у нас есть старшие братья по разуму.

Хороший номер, по джунглям скитаться не требуется, в болотах засады устраивать нет необходимости. Что ещё нужно для хорошей жизни?

И, к тому же, это поручение дяди Пети. Ему, зачем-то, это очень. Федя предупредил, что послезавтра в гостинице отключат горячую воду. Даже в Москве отключают. Холодная вода ледяная, даже зубы своди, когда её пьешь. Где же нам купаться? Мол, кольцевая схема обеспечивает резервирование, но более дорогая. Это только у нас, таких экономных. Живем в своей экономной экономике в скотских условиях, потеем, воняем и мучаемся своей духовностью!

Известие об отключении воды разозлило Лену. Горожане могут пойти купаться к родственникам, к знакомым, проживающим в тех микрорайонах, где воду ещё не отключили. А где же им купаться? Идти в замызганную баню, полную микробов, бактерий и заразных болезней? Да и есть ли, вообще, в городе бани? Неясные цели командировки, предстоящая "прогулка" в машине-ловушке и ожидаемое отключение воды испортило девушкам настроение и они решили пойти пройтись по городу, найти хозяйственный магазин и купить там ведро и электронагреватель.

В памятке, выданной им при регистрации, было указано, что пользоваться электронагревателем в номерах гостинице категорически запрещено, и было много написано об обязанностях постояльцев. Но как мыться в отсутствии горячей воды, ничего не сказано, поэтому они посчитали возможным проигнорировать запрет нагревать воду в номерах. Около дверей В вестибюле постоянно дежурит охранник. Он сразу поймет, зачем мы несем ведро в гостиницу, - озабоченно сказала Лариса, но Лена пренебрежительно махнула рукой.

Игра «Бутылочка»

Мол, на улице трое подростков зачем-то лезут по водосточной трубе на второй этаж. Он выскочит из гостиницы так проворно, что только пятки засверкают. Подружка, как всегда, удивительно находчива! Сама она до такого простого решения никогда бы не додумалась. Город встретил их разбитым асфальтом улиц, облупившейся штукатуркой на домах и пылью, поднимаемой легким ветерком. На тротуарах и дорогах при ремонтных работах аккуратно вырубили дырки, но асфальт не положили -- либо забыли, либо не хватило.

Это напомнило девушкам детство -- за оградой детского дома была непролазная грязь и только кое-где проглядывал разбитый, с многочисленными ямами, асфальт. Это характерная особенность провинциальных российских городов и когда девушки переехали в Москву, их удивили грязные улицы, лужи, разбитый асфальт и все серое.

Они думали, что в столице такого быть не может, но оказалось, что Москва тоже российский город. Что же требовать от сибирского города, далекого от центра распределения бюджетных средств? Но ты ведь шатенка, так объясни мне: Например, в Италии или Франции?

Подружка любит рассказывать анекдоты о глупости блондинок и недавно рассмешила очередным из этой серии: Ларисе вспомнилось, как один из штабистов ГРУ заподозрил Лену в том, что она крашенная брюнетка, потому что только брюнетки с таким удовольствием распространяют анекдоты о блондинках. Но подружка так гордится тем, что она яркая блондинка с голубыми глазами, что анекдоты -- это просто один из способов акцентировать на этом внимание окружающих.

У каждого свои слабости! Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно стыдно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, мог сказать: А сейчас все время с телеэкранов и радиоприемников несется радостная весть: И бороться за освобождение человечества нет необходимости. Раньше мы даже слов таких, как реинкарнация и карма не знали, а сейчас они только грудным детям неизвестны. Может действительно мы уже много раз жили раньше и в какой-то жизни набедокурили?

Интересно было бы узнать: Удивительно, что в мире столько ученых, знающих, как устроенно ядро атома, а подтвердить или опровергнуть древние учение до сих пор не могут. Нам даже поговорить об этом не с кем. Среди людей нашего круга нет ученых, если не считать Андрюху Овсянникова.

А мне бы очень хотелось встретить такого человека! Вот Машка, жена Федора, души в нем не чает, а я не понимаю: О чем с ним можно говорить, что от него можно узнать такого, что было бы интересно? Она себя уютно чувствует за его широкой спиной и мощным затылком. А нам хочется мужей не с мощными затылками, а умными мозгами и в этом наша проблема. Давай по возвращению в Москву запишемся в ленинку.

Будем ходить в читальный зал и с понтом брать умные книги. В читальном зале точно можно познакомиться с какими-нибудь молодыми учеными - там у них заповедник. Потребуют справку из Академии, а мы в академотпуске. Нас, офицеров ГРУ, не допустят в ленинку? Да быть такого не может! Покажем удостоверения и скажем: Конечно, это очень правильное решение. В ленинку кто попало не ходит, это не дискотека и там можно познакомиться с интересными людьми.

И, кто знает, выйти замуж за талантливого, интеллигентного парня, будущего академика. Не все же время им с Ленкой "бегать с автоматами", как говорит тетя Лида. Михаил Грачев едет в Ессентуки Михаил Грачев сошел с поезда в Екатеринбурге, несмотря на то, что купил билет до Москвы. После того, как он узнал, что Зубков заказал его киллеру, ехать в поезде дальше посчитал опасным. Он понимал, что ликвидация бывшего офицера КГБ Смолина может иметь и для него и для Зубкова самые серьезные последствия, если кто-нибудь раскопает.

Или кто-то их сдаст. С этой точки зрения стремление своего бывшего друга уменьшить количество свидетелей в принципе понятно. Однако согласиться с этим невозможно, коль скоро речь идёт о собственной жизни. Здание вокзала с трудом вмещало отъезжающих, встречающих и транзитных пассажиров. В кассовом зале из множества касс дальнего следования работали только две и возле них с безнадежным видом стояли угрюмые толпы несчастных, мечтающих приобрести билеты во время летних отпусков.

За свой билет он не волновался - ведь очереди для того и создаются, чтобы повысить цену за услуги спекулянтов. Нормальные люди, имеющие деньги, в очереди не стояли даже при социализме, не говоря уже о переходной стадии построения развитого капитализма. Деньги Грачев имел, и дефицит спекулянтов не наблюдался - они, как голодные волки, шныряли в толпе безбилетных пассажиров.

Только вот куда податься? Летом после удачной операции, киллеры обычно отправляются на море, где можно отлежаться на пляжах, пока их разыскивают. Наиболее беспечные едут в Сочи, чем облегчают работу следственным органам по их розыску.

Более умные и дальновидные едут в Крым - там значительно больше курортных мест, где можно затеряться. Да и государство другое -- в нем бардак ещё больший, чем в России, хотя, казалось бы, дальше некуда. Но проблема состоит в том, что нужно пересекать границу. Поэтому требовалось нетривиальное решение, которое Зубков не смог бы разгадать.

Возникшая мысль поехать в Минеральные Воды показалась разумной. Киллеры после успешного дела устремляются на море, потому что там пляжи, рестораны и женщины. На Минводах тоже, вероятно, есть и рестораны и женщины, но, по идее, в ресторанах должна подаваться диетическая пища, а женщины едут туда для прохождения курса лечения. Ведь Минводы так и называются - всероссийская здравница.

Там пьют не водку, а воду, поэтому какой же нормальный киллер будет искать приключений в среде больных и старых женщин? Это должен понимать и Зубков, поэтому его люди будут искать на морских курортах, а не на Кавминводах. Грачев улыбнулся счастливой идее и решительно направился в сторону касс. Сразу же к нему устремился спекулянт с предложением достать билет. Минут через десять Михаил стал обладателем билета в купейный вагон до Кисловодска.

Отъезжал поезд поздно вечером и, судя по расписанию, тащился двое с половиной суток. На самолете, конечно, быстрее, но и ловить легче. Чтобы как-то убить время, он пошел гулять по городу и недалеко от вокзала заметил солидного гражданина, у которого из заднего кармана брюк выпало красивое кожаное портмоне.

Издалека было видно, что кошелек туго набит купюрами. Такой вид мошенничества на криминальном сленге называется "ловля лоха на живца" и приличному человеку, проходящему в Москве по Ленинградскому проспекту в районе городского аэровокзала, приходится переступать через кошельки, которые, как и положено кукле, туго набиты "долларами". Но вот, наконец-то, и до Урала добралась московская мода! К Грачеву подскочил какой-то парень, подобравший портмоне.

Не обеднеет, если хорошим людям немного отвалится. Давай, разделим по-братски и разбежимся. Только не посреди же улицы делить! Отойдем в подворотню от греха подальше, чтобы "не светить деньгами". Мошенничество было примитивным, и Михаил удивился, что его принимают за лоха. А ведь думал, что выглядит умным человеком! Согласно технологии данного мошенничества, в подворотне к ним должны подойти амбалы типа морских пехотинцев с человеком, потерявшим портмоне. Они заберут не только свою "куклу", но и все деньги, которые у него найдут.

А у него, кроме денег, ещё и три паспорта на разные имена. Есть ещё у нас люди, которые не могут пережить, когда другие имеют чего-то больше, чем они", - подумал Михаил и, усмехнувшись, спросил парня с такой доброжелательностью, от которой у слабонервных людей душа уходит в пятки: Во лбу или для начала в животе?

Грачев пошел дальше прогулочным шагом, и через сотню метров около него остановилось неприметная "Нива". Ещё один способ "ловли лоха на живца". В Москве обычно приезжих простаков подсаживают у вокзалов, после чего на заднем сидении "случайно замечают" кошелек, набитый деньгами. Оказывается, его "позабыл" подвыпивший "новый русский", которого водитель только что подвозил к вокзалу.

На радостях они останавливаются у обочины, чтобы поделить деньги, но тут к ним подъезжают две дорогие иномарки, из которых появляются те же люди типа морских пехотинцев и среди них "владелец" кошелька. Прием известный, только непонятно, каким образом его идентифицируют как приезжего? На плече у него висит небольшая спортивная сумка, а приезжие обычно с чемоданами.

На вокзале всё также кишел народ, которого стало ещё больше, и Михаил с трудом нашел себе сидячее место. На скамье напротив сидела молодая женщина с двумя детьми - озорным малышом годика четыре и девочкой немного постарше. Малыш все время стремился убежать, и девочка постоянно его возвращала.

В этот раз он убежал далеко и сестричка, побежав за ним куда-то на лестницу, тоже исчезла. Мамаша, привязанная багажом к месту, выглядывала их, переживая за детей и, не выдержав, попросила Грачева присмотреть за вещами. Или украдут их, не дай Бог, - добавила она и, заручившись его согласием, быстро пошла к лестнице, ведущей на улицу.

Вскоре она вернулась, ведя за руки детей и ругая плачущего малыша, но ошиблась рядом и с отчаянием оглядывалась вокруг, не видя ни своих вещей, ни человека, которому их доверила. Малыш, почувствовав панику матери, перестал плакать и тоже оглядывался.

Но Грачеву было не до обид. В душном переполненном зале он чувствовал себя неуютно и поэтому, коротко простившись, отправился в ресторан. До отхода поезда оставалось ещё около трех часов, и он провел скучных два с половиной часа в ресторане.

Выбор блюд в меню был ещё скромнее, чем в советское время в столовых и официант, оправдываясь, объяснил это поздним временем. Михаил взял холодную закуску и двести грамм коньяка "Белый аист", изготовленного где угодно, только не в Молдавии.

Когда он пришел на платформу, поезд уже стоял и Грачев, зайдя в своё купе, увидел ту же женщину с детьми. Он расценил это как неприятный сюрприз - ехать с капризными детьми в одном купе не хотелось.

Но делать нечего и он попытался уступить свое нижнее место малышу, который категорически отказывался, так как хотел спать только на верхней полке. У нас только две полки, поэтому будешь спать со мною и точка. Утомленный долгим беспокойным днем Грачев заснул как убитый и проснулся утром от громкого шепота: Открыв глаза, Грачев посмотрел на часы, и женщина обрушилась с упреками на сына: В купе заглянул милицейский патруль и, ничего не сказав, прошел.

Было слышно, как в следующем купе милиционеры потребовали у ехавших там мужчин предъявить документы и настойчиво интересовались, что те везут в чемоданах и куда направляются.

Грачев подумал, что путешествовать в компании женщины с детьми наиболее безопасный вариант, так как их принимают за одну семью.

Только бы никто не подсел к ним в купе. Разговорились, и выяснилось, что Надя, как звали женщину, едет в Ессентуки с детьми - Кириллом и Машей. Шестнадцать детей были госпитализированы в детской больнице "Охматдет" с признаками пищевого отравления. У детей ожог желудочно-кишечного тракта и теперь сидят на специальной диете. Хорошо хоть, что медицинскую помощь вовремя оказали. А то страшно подумать, что могло быть! Она посмотрела на притихшего сынишку и ласково погладила его по головке.

Попробовал её немного, и больше есть не захотел. Его за непослушание поставили в угол, поэтому и легко отделался. Врачи рекомендуют попить щелочную минеральную водичку Смирновскую или Ессентуки N 4. Поназанимала деньги, где только. Но если не вылечить, то потом всю жизнь будет мучатся гастритом. Поехать в Ессентуки мне посоветовали врачи. Говорят, это самый популярный бальнеологический курорт России, где лечат заболевания желудочно-кишечного тракта Надя печально вздохнула. В прошлом году осенью умер муж.

На работе праздновали 7 ноября, выпили, как водится, а водка оказалась "паленой". Шестеро ослепли, а двое умерли. Один из них мой муж. А водку-то покупали не где-нибудь, а в большом универсаме. Он и сам когда-то едва не отравился алкоголем. Осенью года, вернувшись из командировки в Фергану, где участвовал в подавлении беспорядков и прекращении резни турок-месхетинцев, купил бутылку французского коньяка "Наполеон" недалеко от Красной площади в магазинчике в Столешниковом переулке.

Открыл её с приятелями по случаю возвращения живым и здоровым из очередной горячей точки. Но, попробовав, понял, что это закрашенный и разведенный водой технический спирт. Хотел пойти набить морды продавцу и директору магазина, но Вовка Зубков его остановил: Не нарывайся на неприятности. Сам ведь знаешь, что все магазины в центре города крышуют паханы из номенклатуры.

Не успев воплотить в жизнь задуманные реформы, умер "романтик с Лубянки", как за глаза называли Андропова, и номенклатурная братва начала куролесить с новой силой. Одно время притихли - громкое дело Соколова, директора московского гастронома "Елисеевский", раскрученное в конце года, шокировало страну.

Подробности рассказал ему Зубков, дядя которого работал в следственной группе КГБ по оперативному делу "Паутина". Чиновники, артисты, генералы и космонавты получали здесь дефицитные заветные продукты, не забывая "благодарить" директора.

Тогда под следствием оказались около 15 тыс. И сейчас настал их звездный час! Открывая бутылку водки, чувствуешь себя сапером и не знаешь - пронесет или. Да и какая может быть управа, когда номенклатура творит в государстве всё что захочет! Всего лишь год и три месяца было у него Говорят, когда умер, на его рабочем столе среди бумаг нашли листок со стихами. Надя, не поняла столь резкий переход и взглянула на него с удивлением. После минутного раздумья, вспомнив что-то, рассказала: Показали какое-то удостоверение и начали расспрашивать, что делает на улице в рабочее время.

А та как раз возвращалась с работы после ночной смены. Утром задержалась на работе, чтобы получить в кассе зарплату, а потом зашла в магазин скупиться. Её посадили в машину, будто бы отвезти в милицию для проверки, а на самом деле завезли в лес, сняли шубу, кольцо, золотые сережки, забрали все деньги и хорошо хоть не убили. Зима, снег, мороз градусов пятнадцать, а она без шубы в одном платье прошагала километра три, пока её не подобрала проезжающая машина.

Получила двухстороннее воспаление легких с астматическим компонентом. Вот так наводился порядок при Андропове. А грабили под разными предлогами и до, и.

Вы знаете, Надя, Андропов был, пожалуй, единственный из верхушки, кто жил на одну зарплату. Все подарки пунктуально сдавал государству. Категорически отказывался от присвоения ему воинских званий. А когда, по прямому указанию Брежнева, ему присвоили генерала армии, то всю генеральскую долю зарплаты перечислял в один из детских домов. Причем сохраняя это в тайне от коллег по Политбюро.

Это я точно знаю, потому что мой приятель служил в его личной охране. Вот мы голосовали за демократию, за Ельцина, а посмотрите, что творится. Такой коррупции ещё не бывало! И, приблизив лицо к Грачеву, тихо добавила: Зарплату они получали в рублях, а тратили доллары. Разве не он открыл этим шлюз безудержной коррупции?

Произошла великая криминальная революция, и мы как щепки в её бурном потоке. Они замолчали, думая каждый о своём. Во время погромов турок-месхетинцев узбекские националисты убили более ста человек и несколько сот ранили. Убивали с особыми зверствами - сжигали заживо, распинали, поднимали детей на вилы, насиловали даже малолетних. Несколько десятков тысяч турок, которым удалось спастись от погромщиков, спрятались на территории учебно-тренировочного полигона.

Их охраняла воздушно-десантная дивизия, расквартированная под Ферганой. Но вмешиваться в события самим десантникам не разрешали. Порядок наводили части внутренних войск, прибывшие из разных регионов страны, однако понадобилось около двух недель, чтобы потушить пожар насилия, быстро распространявшийся по всей Ферганской долине. В том же году его часть снова тушила конфликт, но уже по поводу распределения пастбищ в Ганчинском районе Таджикистана.

Потом был Нагорный Карабах, где батальоны внутренних войск с разных уголков Союза сменяли друг друга. Всё большую роль в Карабахе начинали играть армянские боевики, получавшие неизвестно откуда оружие. Гибли военнослужащие и мирные жители, раскручивалась спираль насилия, а центральная власть демонстрировала беспомощность и собственную неспособность управлять страной.

Как воздух необходимы были указы о введении чрезвычайного положения. Они бы создали правовую основу для задержания и ареста боевиков, но издавались указы с большой задержкой. Или понимают и способствуют этому? Но дисциплина есть дисциплина и они, скрепя зубами, смотрели на постоянно наглеющих армянских боевиков, не имея возможности вмешаться.

Надя осторожно коснулась руки глубоко задумавшегося Михаила. Раньше в дорогу мы брали жареную курицу, рыбные консервы в банках, а сейчас всё это очень дорого. Она несколько виновато улыбнулась и пододвинула Михаилу пирожки. А то они испортят нам аппетит.

Кирилл, Маша и ещё какой-то малыш визжа и смеясь, бегали по коридору вагона и Надя, выглянув из купе, прикрикнула на. Я давно уже не ел домашние. Михаил прошел в купе проводников, в котором полная пожилая проводница перебирала бельё. Там, как я понимаю, одно место пустует? Скоро большая станция, там подсядут.

Зачем вам ещё одно место? А с ним уже сами уладите этот вопрос. Проводница заинтересовано посмотрела на него и отложила бельё в сторону. Стоимость билета, которую она назвала, ненамного отличалась от той, которую запросил спекулянт на вокзале в Екатеринбурге. Проводница должна понять, что у него не филиал Госбанка, иначе шепнёт, кому следует и его в дороге обчистят, как пить дать. Она снизила сумму совсем немного, но Грачев удовлетворившись этим, отсчитал запрошенную сумму.

Грачев одобрительно кивнул и немного добавил ей за понятливость. Деревянных рублей было не жалко - всё что сэкономишь, съест инфляция. Поезд подъезжал к станции Ессентуки и Надя, собрав вещи и одев детей, беспокойно выглядывала в окно.

Кинув взгляд на детей и, перегнувшись через разделявший их столик, она тихо прошептала, чтобы не слышали дети: Бывает, что приезжие исчезают, а потом обнаруживаются в Чечне. Предлагают квартиры, пойдешь смотреть, а там засада.

Правда, это говорили о Кисловодске. Мол, чеченцы спускаются с гор и похищают людей. Потом требуют большой выкуп. Давайте искать квартиру вместе, - неожиданно для себя предложил Михаил, несмотря на то, что хотел ехать в Кисловодск. И не квартиру снимать, а поселиться в каком-нибудь приличном санатории. Но не хотелось расставаться с Надей и её детьми.

Чем-то привязали к себе она, непослушный Кирилл и постоянно опекающая братика рассудительная девочка Маша. В карих глазах Нади мелькнула радость.

Я помогу вам с вещами, а то чеченцы выкрадут вас вместе с чемоданами, - рассмеялся. Стихийно принятое решение его развеселило. Да и не хотел, потому в свои тридцать два года впервые встретил женщину, которая ничего от него не требовала и даже не пыталась с ним кокетничать. Женщины, с которыми он до этого встречался, были эмансипированы и независимы.

Они четко знали, что хотят и бросали его, когда он им наскучит. И он их бросал без сожаления, потому что такова жизнь, которой он жил. Но Надя совершенно из другого мира, из мира его мамы и бабушки.

Из того мира, где ценились искренние отношения между людьми и были в ходу семейные ценности. Волна добрых чувств нахлынула на него и, накрыв её руку своей, он тихо сказал: Поэтому будем искать две: Надя отвела глаза и поправила волосы - ей стало неудобно за свои подозрения, и она по привычке прикрикнула на Кирилла, который открывал и закрывал дверь в купе, изучая механизм.

Поезд опоздал минут на сорок и прибыл на станцию Ессентуки в начале третьего. Раскаленное солнце пылало на бледно-голубом небе, и воздух пропах запахом нагретого асфальта. На станции вышло немного пассажиров, остальные поехали в Кисловодск.

В тени около входа в небольшое здание вокзала стояли несколько старушек и пожилых женщин, держа в руках картонки с надписью: Но Кирилл схватил её за рукав: Надя попыталась отцепить Кирилла, но малыш оказался цепким, и она нехотя согласилась. Кое-кто из пассажиров уже договорился с хозяйками, а счастливые обладатели путевок в санатории проследовали мимо, игнорируя владелец квартир. Грачев высмотрел подходящую кандидатуру: У меня самой есть две хороших светлых комнаты.

Только сейчас свободна одна, а вторую освободят часа через три. Они стоят возле скамейки. Мне бы лучше взрослых Мне нужна одна комната, и ей другая. Хозяйка уныло посмотрела на опустевшую платформу, затем на Грачева, и вздохнула: Каждая комната десять долларов в сутки. И не менее десяти суток. Моей знакомой с детьми вы сдаете комнату за пять долларов, а мне за пятнадцать. Вам крупно повезло, что вы нашли именно нас, - усмехнулся Михаил.